<<<<< Свидетельства очевидцев в месте крушения. Катастрофа "Адмирала Нахимова"

Свидетельства очевидцев
события в районе катастрофы, а также в последующие дни, свидетельства участников ликвидации последствий катастрофы


О. Лях, капитан МБ "Беспощадный" (портофлот):

Думаю, мне до конца жизни не забыть тех минут, когда узнал о трагедии. Наш буксир "Беспощадный" только отвел от причала сияющий, нарядный пароход "Адмирал Нахимов". Я делал записи в судовом журнале и вдруг слышу, на зовут на помощь тонущему пароходу. Не верилось, думали - ошибка. Идем, а парохода не видно. Ну, думаю, что-то не то. Может, новый вид учебной тревоги? Никто же не мог представить, что такая махина затонула за семь минут! Подошли к месту происшествия, ветер, темно, прожекторы светят, ощущение нереальности происходящего. Подняли женщин, мужчин, детей. Все они были зеленые - на "Нахимове" стояли бочки с зеленой краской, и она разлилась по морю.

Г.Л. Попов, капитан порта Новороссийск в 1986 году:

Я только приехал с базы отдыха, когда мне сообщили о ЧП. Я вышел на связь и долго не мог добиться от капитана "Петра Васева" вразумительного ответа. Только через 40 минут после катастрофы он сказал, что произошло. Поверить в то, что он сообщил, было невозможно. Всем казалось, что "Нахимов" мог тонуть сутки, выйти на мель, там до Дообского маяка было всего две мили ходу. Никто не представлял размеров катастрофы. Я не спал трое суток. Потом мне досталась неприятная миссия беседовать с капитанами Марковым и Ткаченко после их ареста. Они оба были в жутком состоянии.

А. Боровиков, старший механик - см. помощник капитана БК "Титан" (портофлот):

О спуске шлюпок не могло быть и речи. Люди, которые были на палубе, падали за борт , на них падало всё с палубы, в том числе банки с краской. Первым подошел лоцбот 90 с лоцманом, стаподнимать людей. Первым из буксиров подошёл "Тайфун" под командованием В.Синицкого. Он остановился с наветренного борта, выкллючил винт, включил прожекторы, спустил штормтрап и начал принимать людей.Было принято около 140 человек. Потом стали подходить другие буксиры портофлота, в том числе наш "Титан" также катера и стали побирать из воды людей. Люди, поднятые нами были все в синей краске, в машинном отделении их вытирали соляркой, а потом провожали в душевую. Все дрожали, были в шоке. Мы отдали им всю робу, одеяла, помогали, как могли. Также подняли на борт мёртвую молодую женщину, удар был в  висок. Живых  сдали надругое судно для доставки в порт. продолжили поиск до утра и весь день. но кроме плавающих предметов больше ничего не было. Когда я пришёл домой, зарыдал...

М.Б. Кравцов, дежурный по морвокзалу

Первая партия пострадавших, доставленная на "Радуге", помогла сориентироваться, какие люди будут поступать и что для них в первую очередь надо сделать. Всех записать. Хоть как-то отмыть. Одеть, согреть любым путем. Я почти все время сидел у громкой связи; когда начал проходить у людей шок, пошли следующие партии спасенных, все начали искать потерявшихся в кутерьме ночи родных, друзей. бросались навстречу каждому новому судну, доставлявшему очередных поднятых из волн. Трудно описать, что творилось.

Г.В. Горбар, боцман на т/х "Петр Васев"

Когда я услышал звонки тревоги, побежал в надстройку, но встретил старпома и побежал на бак посмотреть, что там случилось. Осветил повреждения бака фонарем и тут же побежал по команде старпома спускать на воду мотобот № 1. Там уже были люди, 2-й помощник возглавлял спуск. Люди - 7 человек - сели в шлюпку и пошли. Среди нас была одна женщина. У двигателя был 3-й механик Машуков. Судно движения не имело. Отошли от судна вправо 50* от диаметральной плоскости. П/х "Адмирал Нахимов" не видели.
Шли около 10-15 мин., встретили плоты и у плотов были люди. Взяли на борт 25-26 человек, вернулись на судно, высадили людей. Заняло это около получаса. Высаживали на тот же борт по тому же штормтрапу, некоторых поднимали концом. Часть людей высадили на лоцманский подъемник. Когда мы подошли к борту судна, вокруг было уже много людей с обоих бортов. Не могу сказать, судно имело ход или нет, но фалиня мы подавали (носовой). Людей с воды поднимали, наши плоты были тоже спущены на воду. Концы за бортом были.

В. Русин, старший механик на т/х "Петр Васев":

В 23.20 в машинное отделение спустился четвертый помощник капитана В. Краснюк. Он сказал, что судно, с которым мы столкнулись, затонуло. Мы не знали еще, в каком состоянии находится наш теплоход. Как и положено по общесудовой тревоге, мы приготовили к работе аварийные средства тушения, был обследован форпик, его отсеки были затоплены. По замерам в них находилось 1300 тонн воды.

А.К. Коба, сменный помощник-механик МБ "Базальт" (портофлот):

Мы развозили людей по судам: высадили на "Ленинакан", "Советскую нефть", шли на "Академика Пустовойта". Но высадить моряков не успели: получив сообщение, поспешили в район Дооба. Прибыли и начали подъем людей на борт в 00:05. Часть потерпевших сняли с ЛК-90, остальных поднимали с воды. Три члена экипажа "Базальта" и четыре моряка, не успевших попасть на свои суда, подняли на борт небольшого катера 118 человек и тела трех погибших.
В первую очередь спасали женщин и детей. Поднятые люди тут же валились на палубу, над ними хлопотал врач, тоже спасенный с "Адмирала Нахимова". Все три находящиеся на борту аптечки пошли в дело.
Людей привезли на 33 причал и снова в море.

М.И. Кузнецов, сменный помощник-механик РК-34 (портофлот):

К месту спасения мы подошли после "Базальта". Работали вдвоем: я, С.И. Хачатуров и пассажир, снятый с "Кубани" - В.Н. Махров, специалист из Ленинграда. Подняли на борт более 90 человек. Среди них был и капитан затонувшего судна. Оказавшись в воде, он начал оказывать помощь людям: связал несколько плотов, заякорил за перевернутую шлюпку, чтобы далеко не отнесло, поднимал на плоты людей, подбадривал...

В. Белохвостик, матрос:

У людей хватало сил вцепиться во что-нибудь. За ноги меня обхватил кто-то, я хочу его поднять, а не могу - скользит все. Но мы друг другу помогали, как-то все же вытаскивали. Вытащишь,-кто держится, а кто прямо тут же, у борта, и упадет, ноги не держат. Катер у нас небольшой, волна поднялась, а тут еще и крен получился - люди у борта лежат. Подхватываем их - и ближе к рубке. Все, что можно было, поснимали с себя, поотдавали - бушлаты, простыни...

Р. Фирсова (Нематова), повар на п/х "Адмирал Нахимов":

Развернулось то судно, которое нас ударило. Возле этого судна было много плотов с людьми. Оно побило все эти плоты, попереворачивало все... Винтом порубило много жертв в воде,- возле нас плавали руки, ноги...

Л. Фещенко, киоскер на п/х "Адмирал Нахимов":

Когда мы оказались в воде, то стали группироваться вокруг скамейки, в этот-то момент и стал приближаться теплоход. Показалось, что он идет прямо на нас. Мы кричали о помощи. С бортов его были спущены шторм-трапы, лини, концы с мусингами. Обессилевшие люди цеплялись за них, подтягивались. Ветер раскачивал снасти, и пострадавшие, часто добравшись уже до самого борта, срывались и падали вниз, сбивая других. Забраться замученным людям на такую высоту было почти невозможно. И все-таки это кое кому удалось, например, рефрижераторному механику Анатолию Онищенко.

М.Г. Лившиц, пассажир (Донецк, Украина):

...Мы знали, что в каюте есть два спасательных жилета. Схватили их и при полной темноте выбежали на палубу, к левому борту. Уже был сильный крен. Тут вновь загорелся свет ненадолго, и брат вдруг закричал: "Надо каюту закрыть!". Не знаю, что это вдруг на нас нашло, но я действительно побежал закрывать каюту.
Возвратился на палубу - брата не было. Больше я его не видел... Очнулся уже в воде,с удивлением обнаружив, что держусь за плотик. Паника была, но были и люди, которые всеми силами старались ее погасить. Когда я сумел что-то разглядеть, то увидел, что на плотике сидит, прижимая к себе ребенка, парень из Житомира, я его раньше видел на проходе. У меня не разжимались руки, хотел забраться на плотик, но парень сказал, что тогда все перевернутся. И тут же добавил: "Но тонуть не будем, хватайся за меня покрепче".
Не помню, сколько мы держались. Потом подошел катер, опустил рядом с нами свой плотик, и мы по нему, как по мостику, подняли на борт. Никогда не забуду, как

Н.Ф. Хворостянский, первый секретарь Новороссийского горкома КПСС:

Как только мы получили сообщение об аварии парохода "Адмирал Нахимов", в горкоме партии был создан штаб. Он координировал все действия по спасению людей. При штабе были созданы группы спасательных работ в море, медицинская и продовольственная, вещевой помощи, регистрации и размещения спасенных, материально-технического обеспечения работ, транспорта и связи, общественного порядка...

Х. Кадыров, матрос-пограничник:

Нас подняли по сигналу тревоги. К месту столкновения шли на предельной скорости. Ветер нагонял волну, было темно. А уже на месте аварии вода почему-то оказалась с пленкой из мазута и краски. Наверное, бочки потекли при столкновении кораблей.
Мы успевали только подавать руки, размещать напуганных и обессилевших пассажиров "Нахимова". Это была тяжелая работа, ее нужно было делать очень быстро. Что запомнилось? Вдруг я увидел, как схватившая леер женщина отпустила его и стала уходить под воду. Тогда я нырнул и вытолкнул ее наверх... Набрали целый катер людей - он даже накренился. Спасенные у левого борта скопились. Ребята снимали с себя бушлаты, давали простыни, чтобы согрелись люди. Да что говорить - все матросы старались как могли, - Женя Гнездилов, Ринат Шамурзин, Ваня Ожог, Эдик Багиев, Миша Мамихин...

В.А. Минибаев, пассажир (Краматорск, Украина):

...Мы вспомнили о спасательных жилетах. Кинулись в каюту. Жёны уже одели жилеты, но вверх ногами, не так, как нужно. Мы им: «Снимайте!» А они уже в истерике, испугались страшно, нет, говорят, а сами-то не соображают, что если прыгнуть в воду, надев жилеты неправильно, голова окажется под водой, и скорее всего захлебнёшься. Кстати, я видел такое, когда оказался в воде.
Ситуация такая, что счёт идёт уже на секунды, объяснять некогда. Пара пощёчин привела их в чувство. Только мы надели жилеты и убедились, что все они одеты правильно, погас свет. Жён — за руку, и — на палубу. Крен уже был заметен. Там и тут бегали паникующие пассажиры и кое-кто из экипажа. Одного из них я поймал за рукав и кричу: «Командир, что делать?» Он мне: «Делай, как я», — и прыгнул в воду. Лететь было далеко, а моя Люда снова поддалась панике, прыгать отказывается. Вижу: с верхней палубы кто-то в воду верёвку спустил. Тогда я ей сказал, что спускаться будем по ней. Она вроде успокоилась, а я её схватил и прыгнул через поручень. Силу удара не почувствовал, возможно, потерял сознание на пару секунд. Когда всплывал на поверхность, катастрофически не хватало воздуха, думал, не дотяну. Но вынырнул, слава Богу, и мы с Людой стали отплывать от тонущего теплохода, который почти сразу ушёл под воду.
С нашими соседями мы с тех пор не виделись, но Игорь звонил, благодарил, говорил, что спаслись они только потому, что прыгнули следом за нами.
В воде плавал шезлонг, на него Люда взобралась, а я его толкал по направлению к земле. Потом к нам начали подплывать ещё люди, мы уцепились за эту скамейку и вместе плыли, и непонятно было, то ли этот шезлонг был нашим плавательным средством, то ли спасательным кругом. Скорее всего, и тем, и другим. Чтобы совсем не упасть духом, перешучивались. Смех был скорее нервным, чем весёлым, но на сердце стало легче.
Потом начало штормить, и я потерял в волнах жену. Когда я пробыл в воде 3 часа, начали подплывать спасатели. Нас подобрал буксировщик. Меня едва не забыли на той злополучной лавке, но обошлось. Людей было — битком! Но подбирали ещё – не оставлять же на верную смерть. Несколько человек были уже неживыми. А одна девушка умерла прямо у меня на руках. Пытались откачать, но безрезультатно.
Когда повернули к берегу — с катером случилась беда. То ли канат попал в винт, то ли ещё чего — не знаю. Да только катер стал неуправляем. Если бы стали вдоль волны — точно перевернулись бы. Наш катер взял на буксир другой буксировщик, так и добрались до берега.
Одна девочка замёрзла, я ей отдал свой жилет и остался в рубашке и плавках — штаны мешали плыть, и я скинул их еще в воде. Кто-то из команды буксира дал мне свою одежду, чтоб я тоже не мёрз. На землю сошёл в матросской одежде. Из-за этого со мной даже произошёл забавный случай. Я стоял на набережной, ждал, когда привезут жену. Мимо шёл какой-то милиционер, увидел мою одежду, пристыдил, что моряк, а спасать пострадавших не помогаю. Объяснил ему всё, он долго извинялся, угостил сигаретой...



Обновлено 05.08.2013